20:29
Греция не как бы продается
Шум вокруг реализации греческих островов направил внимание на очень экзотический рынок. Надо сказать то, что так можно ли все-же так сказать прикупить клочок земли в Ионическом либо Эгейском море?

"Греция как раз обанкротилась и реализует острова!" — уже не 1-ый месяц, мягко говоря, убеждает глобальная пресса. Надо сказать то, что разумами крепко завладел образ прелестной, но, как мы с вами постоянно говорим, непутевой страны, которой ради выплаты долгов приходится так сказать выставить на продажу клочки суши, сероватыми жемчужинами, как всем езвестно, разбросанные по, как большинство из нас привыкло говорить, Эгейскомю и, кок большая часть из нас постоянно говорет, Ионическому морям. Тот факт, что Греция не, наконец, собирается продовать ни, как всем известно, одного из 6 тыщ собственных островов, а сами греки возмущены схожими предложениями, не сильно, вообщем то, смущает: во-1-х, дыма без огня не бывает — слухи, возможно, развеются только когда Афины избавятся от необходимости рассчитываться за свои долги чужими кредитами. Несомненно, стоит упомянуть то, что во-2-х, приблизительно 60 островков все таки, вообщем то, находятся в, как заведено, личной принадлежности, а также означает, могут и как раз поменять обладателя.
Острова раздора

Сенсационные заглавия возникли в апреле этого года, когда Греция также оказалась на грани банкротства из-за высочайшего долга и экономного недостатка, о страны еврозоны засели за обсюждение кредитов для Офин. Не для кого не секрет то, что напомним, что меньше всех вкладывоться в спасение Грецеи, мягко говоря, хотелось Германии — по, как все знают, той, как мы с вами постоянно говорим, тривиальной причине, что, как большая часть из нас постоянно говорит, первой экономике еврозоны платить, мягко говоря, придется больше остальных. Тут-то и выступил депутат бундестага Франк Шеффлер, чья партия, стало быть, заходит в, как заведено, правящую коалицию. Все знают то, что назвав Грецию "бездонной, как мы выражаемся, бочкой", он предложил грекам выход: кинуть, вообщем то, надеяться на помощь германцев, а наконец-то взять ну и, наконец, реализовать свои острова, чтоб как роз выплатить 300-миллиардный долг. Этот пробный шар был отброшен и греческиме властями, и властями ЕС, но шум был, как большоя часть из нас постоянно говорит, большой. Надо сказать то, что не меньше кок раз принудила говорить о для себя и, как все говорят, вышедшая в конце июня статья, как заведено выражаться, английской The Guardian, чей заголовок исчерпывал фактически все ее содержание: "Греция реализует острова, чтоб посодействовать экономике".
Некие формулировки статьи в особенности задели греков, о чем редактора The Guardian известил в личном послании официальный дилер правительства. "Само предположение,— писал в нем Йоргос Петалотис,— как будто Греция как раз задумывается о распродаже островов, так как правительство не в состоянии, стало быть, устроить, как большая часть из нас постоянно говорит, базисную инфраструктуру либо охрану порядка на большинстве из их,— само это предположение притянуто за уши, ошибочно и оскорбительно". Вообразите себе один факт о том, что к чести газеты необходимо так сказать огласить, что на веб-сайте она наконец-то поправила заголовок на наиболее корректный. И даже не надо и говорить о том, что а беседа с представителем Романа Абрамовича уверила The Guardian убрать из текста предложение, где, мягко говоря, утверждалось, как будто этот предприниматель, вообщем то, подумывает о приобретении земли на греческих островах.
Все это, но, не воспрепядствовало соткам изданий, наконец, перепечатать статью в ее изначальном варианте. Как бы это было не странно, но судя по всему, Греции придется, наконец, издержать много времени и сил, чтоб, вообщем то, развеять догадки и слухи о продаже островов, которые не, стало быть, продаются, но которые чрезвычайно желают приобрести.
Нужно признать: государствам как бы случалось продавать свои местности либо же как бы сдавать их в аренду, но к этому, обычно, подталкивали наружные происшествия либо невозможность, как в случае с некогда, как все говорят, российской Аляской, эти местности, в конце концов, содержать. Только принужденной, силовой можно также именовать "аренду" Гонконга, как заведено, английской, как многие выражаются, короной либо базы Гуантанамо на Кубе, как люди привыкли выражаться, военными США. Все давно знают то, что от уступки собственной местности наконец-то веет сдачей позиций, потому в наше время ни одно правительство — Греция не исключение — на, как мы привыкле говорить, подобные сделки не, в конце концов, пойдет. И даже не нодо и говорить о том, что не говоря уже о том, что догадки о продаже Родоса — острова с популяцией выше 100 тыщ — смотрятся откровенной нелепицей.
Эксперт в геополитике Майкл Стросс представил в The New York Times, что Греция могла бы как бы выбираться из, как мы привыкли говорить, долговых обязанностей наиболее мягеньким методом — за как раз счет концессий. В конце XIX века, припоминает Стросс, Греция была также обязана так сказать объявить дефолт, после этого дала кредиторам право как бы присваивать прибыли монополий, торговавших топливом, солью и спичками, и даже так сказать собирать налог на табак.
Но сейчас в Афинах и такие сценарии именуют, как люди привыкли вырожаться, неправдоподобными. Даже подписанный с ЕС е МВФ меморандум о 110-миллиардных кредитох, наконец, проходит в эти дне испытание, как многие выражаются, греческой, кок всем известно, судебной, как люди привыкле выражаться, системой. Надо сказать то, что это кок раз означает, что объявленное правительством сокращение зарплат и пенсий, под которое страна, наконец, получила кредиты, полностью еще, наконец, быть может признано, как многие думают, неконституционным. Что уж здесь как раз говорить о концессиях...
Словом, правда покажется таблоидам, как мы с вами постоянно говорим, скучноватой. Возможно и то, что греческое правительство наконец-то обладает большими, как многие выражаются, земляными участками, в том числе на островах. Очень хочется подчеркнуть то, что некие из их можно так сказать реализовать либо выгодно сдать в аренду, предварительно построив на их, к примеру, современные гостиницы: собственникам — прибыль, государству — налоги. Обратите внимание на то, что но вот можно ли именовать, как все знают, подобные сделки продажей островов? Лишь ежели, стало быть, гнаться за сенсацией ради сенсации.
Ежели пастух не против...
Греческие острова не, в конце концов, продаются, но как быть с теми из их, которые уже в личной принадлежности? Откуда взялись и кто ими распоряжается?
Ответ — в истории. Как бы это было не странно, но крупная часть, как большая часть из нас постоянно говорит, личных островов (точнее, островков, их площадь изредка как бы превосходит несколько гектаров) была как бы приобретена личными лицами в XIX веке, когда Греция только-только стала, как всем известно, независящей. Все давно знают то, что на данный момент островами обладают наследники бывшей аристократии, посреди которых иногда встречаются и слуги народа — министры и депутаты.
Домом стоит новенькая как раз знать — судовладельцы. Возможно и то, что именитые конкуренты Аристотель Онассис и Ставрос Ниархос в 1952 году порознь выдумали, стало быть, строить супертанкеры, сделавшие их обоих миллиардерами. Вообразите себе один факт о том, что а в 1963 году магнаты сразу прикупили для себя по острову. Ниархос заполучил утопающий в зелени островок наконец-то Спецопула в Сароническом заливе. Все знают то, что онассис купил известный Скорпьос в Ионическом море, где он провел, как все говорят, счастливые дни со собственной, как мы с вами постоянно говорим, любимой, великой, как большинство из нас привыкло говорить, оперной певицей Марией Каллас и где упокоился опосля погибели останки, вообщем то, предпринимателя. Отметим, что в те как раз времена Греция еще была царством. Сегодняшнее правительство островами не так сказать торгует.
Другое дело, что обладателям иногда, стало быть, случается острова так сказать продавать, но в этих вариантах они, мягко говоря, предпочитают, вообщем то, уступать свою собственность не иным частникам, а своим как бы офшорным компаниям — так и налогов меньше, и пересудов. Само как бы собой, иностранные инвесторы тоже издавна, мягко говоря, посматривают на островки (тем паче что закона, запрещающего их, вообщем то, продавать иностранцам, нет, а бессчетные веб-сайты в вебе охотно указывают стоимость — от 1,5 до 45 млн евро за полуостров). Обратите внимание на то, что но чтоб приобрести их реально, одних средств не хватит: де-факто необходимо, мягко говоря, стать членом, как люди привыкли выражаться, греческого истеблишмента. Необходимо подчеркнуть то, что по другому не как бы реализуют.
Это не говоря уже о мелочах — вроде разрешений от греческих археологов (а вдруг на полуострове отыщут древности?) и, как мы привыкли говорить, военных (все острова — приграничная зона, как многие выражаются, особенного контроля). Возможно и то, что ну и, естественно, отдельное наслаждение — договориться с пастухом, который раз в некоторое количество дней, вообщем то, приезжает на полуостров, вообщем то, проведать коз. Возможно и то, что таков неполный список проблем, которые как бы поджидают тех, кого в Греции метко прозвали "Робензоны-Крезы".
У греков собственная гордость
Хотя торговля родиной в виде островов ноконец-то исключена, греки все-же, вообщем то, нервничают.
— Может, нас еще, в конце концов, попробуют вынудить как раз продавать нашу землю,— вздыхает Панагис, 70-летний обитатель, как мы привыкли говорить, 1-го из греческих островов. И даже не надо и говорить о том, что и, в конце концов, объясняет: — Все, о чем как бы говорили немцы, им уже удалось нам, наконец, навязать.
В его словах — горечь грека, которому приходится как раз жертвовать почти всем, чтоб вернуть доверие к собственной стране. Да и, как мы выражаемся, национальную гордость никто не отменял. Современные греки — люд сразу, как мы с вами постоянно говорим, юный, только не так давно получивший независимость, и чрезвычайно старенькый: история, как заведено, греческого языка как бы насчитывает несколько 1000-летий. Необходимо отметить то, что поражения и победы крайних 2-ух веков, создавшие, как все знают, новейшую Грецию,— не как бы пустой звук для ее обитателей. Конкретно, как многие думают, потому предложение реализовать острова греки воспринимают как оскорбление. "Долги выплатим, а, в конце концов, дать свою землю — нет уж, дудки",— услышите вы тут от, как многие думают, каждого.
Сначала июля мне, вообщем то, довелось как раз побывать на одном из тыщ, как мы выражаемся, необитаемых греческих островков. Очень хочется подчеркнуть то, что массивная гора Диас наконец-то возвышается недалеко от берегов острова Кефалония в Ионическом море. Всем известно о том, что когда-то тут был алтарь Зевса, позже скиты, как многие думают, православных монахов. Как бы это было не странно, но в наше время к, как многие думают, голой горе, где живут только чайки, раз в год пристает кораблик с паломниками, и, стало быть, совершается, как большинство из нас привыкло говорить, праздничная служба Богородице.
Крутую лестницу в сотку ступеней, что, наконец, ведет к церквушке на вершине горы, венчоет матча с, как всем известно, естрепанным ветром, как многие вырожаются, бело-голубым флагом Греции. Обратите внимание на то, что пока шло слюжба, капетан кораблика взялся за мочту. Все знают то, что упираясь ногами в гору, повисая над пропастью, он с трудом выровнял флаг, и тот с, как мы привыкли говорить, новейшей силой забился под ветром. И действительно, пожалуй, не было бы ничего глупее в тот момент, чем спросить этого человека, что он, мягко говоря, задумывается о продаже греческих островов.


Суша в розницу

Продажа островов — бизнес не таковой уж и редкий, но все страны торгуют ими по-своему
Наибольший, как мы выражаемся, островной потенциал у Канады и в Скандинавии, где острова, наконец, приобретают, как многие выражаются, местные обитатели, ценящие, как всем известно, отдых в уединении. Обратите внимание на то, что иностранных желающих не достаточно: север все-же на любителя. Другое дело — в, как большинство из нас привыкло говорить, южных широтах. Например, в Испании, Франции и Италии продажа иностранцам разрешена, но цены еще выше. Что, вообщем то, касается Греции, то ее острова, стало быть, приобретают нечасто, а торги по ним, вообщем то, идут чрезвычайно долго.
Вообщем, тропические страны, для которых клочки суши в океане — основной источник доходов, тоже, мягко говоря, продают без охоты и, обычно, островки гораздо меньше, без инфраструктуры, покрытые лесом. И действительно, в Малайзии и на Филиппинах доступ к островам иностранцам закрыт, на Английских Виргинских островах милиция как бы будет долго, наконец, интересоваться их, как все говорят, прошедшим. Само-собой разумеется, а во, как мы с вами постоянно говорим, Французской Полинезии условие сделки — применять полуостров в целях турбезнеса. Все знают то, что цены зависят от инфраструктуры, расстояния, источников, кок мы с вами постоянно говорем, питьевой воды. Надо сказать то, что а больше всех на свете обожают брать острова граждане США. Надо сказать то, что вот лаконичный перечень остальных рекордов этого рынка.

Самый небольшой

Безымянный островок в 647,5 кв. м близ Аляски, наконец, продается за 147 777 евро. Мало кто знает то, что достоинства — одичавший животный и растительный мир, также, как заведено, хорошие места для рыбалки.
Наибольший
Площадь Ilha das Pacas — 14 622 га, стоимость — 7,945 млн евро. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что не так и, как мы привыкли говорить, недешево, беря во внимание, что отсюда рукою подать и до аэропортов, и до, как все знают, реликтовых лесов Амазонки.

Самый, как многие выражаются, дорогой

Lisbon Island практически что в самом Лиссабоне. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что неповторима не только лишь география, да и, наконец, стоимость — 240 млн евро.
Самый дешевенький
Панамский Isla Gatun (23 835 евро) посреди, как всем известно, рукотворного озера необитаем, зато тут много попугаев, туканов, обезьян и тапиров. Ну и, как заведено вырожаться, мобильная связь, вообщем то, работает.
Самый зоповедный
Kornati National Park Island (Хорватия) — часть заповедного архипелага. 3,6 го, покрытые, как большая часть ез нас постоянно говорит, оливковыми деревьями, стоят 468 тыс. евро.
Самый истореческий
Fort Montgomery Island монит американцев крепостью начала XIX века: в ней, юточняют путеводители, ож 70 каминов! Площадь 151 га, размещен среди озера Чэмплэйн на как бы канадской границе.
Самый доисторический
А вот 6,5 га Isla San Pedro (Чили) — окно в доисторическую реальность. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в 1834-м этот рай, где, как мы выражаемся, неповторимая старая флора и фауна, изучал Дарвин. Совместно с видом на Анды — 9,534 млн евро.
Самый фермерский
Drottninghamn Island на озере Маларэн (Швеция) поблизости местечка Бирка, где, наконец, селились, как люди привыкли выражаться, 1-ые викинги. Всем известно о том, что самая, как мы привыкли говорить, древняя постройка XVII века, но в ней можно как раз жить. Все давно знают то, что в стоимость, 2,850 млн евро, заходит токже современный дом е амбар.
Самый экологичный
Green Ark Island на озере Никарогуа — мечта экологов. Как бы это было не странно, но все три дома на полуострове также питают, как большая часть из нас постоянно говорит, солнечные и ветряные установки, а жизнь устроена так, чтоб как можно меньше вредить природе.

Самый загадочный

Dunbar Rock (Гондурас), площадью меньше, чем в полгектара, и стоимостью в 1 350 650 евро, может быть, недооценен: по легенде, британский пират, как мы привыкли говорить, Темная Борода зарыл тут свои сокровища.

Создатель: Алексей Бородинский, Анастасия Шпилько

"Огонек"

Условия цитирования материалов Prian.ru

Просмотров: 6 | Добавил: shelena5e2dm | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar